Современные писатели фантасты о Брэдбери

 

Русские писатели-фантасты о Рэе Брэдбери

Нескольким нашим ведущим фантастам были заданы вопросы о Рэе Брэдбери и его влиянии на русскую фантастику.


Мария Галина

Брэдбери для Вас как для читателя

Я прочла «Марсианские хроники» и «Вино из одуванчиков» примерно когда мне было 11-13 лет, наверное, самый удачный возраст для этого. «Вино из одуванчиков» стал для меня опытом детства, опытом взросления, который был тогда позарез нужен («Лето прощай», прочитанное сейчас, скорее, оттолкнуло). «Марсианские хроники» — опытом литературы, ее возможностей и свободы. Все, что я прочла потом у Брэдбери (вплоть до хрестоматийных «И грянул гром...» или «Фаренгейта...»), ничего не добавило, хотя было не менее замечательно в общем смысле.


Как для писателя. Было ли, как говорится, «влияние на ваше творчество»

См. выше :). Сама форма «Марсианских хроник» стала открытием для меня, и, думаю, не только для меня. Мне кажется, что на мое литературное поколение (не только на фантастов) Брэдбери вообще оказал формообразующее влияние.


Была бы другой русская фантастика без Брэдбери?

См. выше :) Да, конечно. Другой вопрос, насколько он влиятелен сейчас, но, наверное, это уже и не требуется, альтернативная «вилка» уже пройдена — и давно.



Владимир Васильев

Брэдбери для Вас как для читателя

Брэдбери я считаю одним из столпов англо-американской фантастики, одним из самых известных у нас авторов, человеком, на чьем творчестве выросло мое поколение любителей фантастики. Не вижу смысла долго распространяться на эту тему: по-моему, Рэй Брэдбери все сказал за себя сам.


Как для писателя. Было ли, как говорится, «влияние на Ваше творчество»

Вряд ли. При всем уважении к Рэю Брэдбери — он был лишь «одним из многих». Я бы скорее сказал, что влияние на творчество оказала вся англо-американская фантастика в целом. Измерить это влияние я не умею, но лучшим из писателей того времени неосознанно подражали все начинающие авторы. Брэдбери, безусловно, относился к лучшим — прочитанную в достаточно юном возрасте повесть «Лед и пламя» я прекрасно помню до сих пор. Это о многом говорит.


Была бы другой русская фантастика без Брэдбери?

Опять же — не берусь описывать то, что не произошло. Брэдбери в нашей реальности был и мы его читали. С удовольствием. Это единственное, что по-настоящему важно.



Генри Лайон Олди (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский)

Брэдбери для вас как для читателей

Книги Рэя Брэдбери мы читали с детства — все, что переводилось еще во времена СССР: «Марсианские хроники», «451 градус по Фаренгейту», сборники рассказов. Книги Брэдбери завораживают: лирика и тонкая грусть, полет фантазии и нюансы человеческой психологии... Пожалуй, он больше поэт, чем прозаик — просто мало кто это замечает. Зачастую трагичные, книги Брэдбери, тем не менее, редко бывают «черными»: писатель, как правило, оставляет читателю «парус надежды» на горизонте. И грусть у него светлая, а не безысходная тоска. С удовольствием читаем Брэдбери и до сих пор. Сейчас он пишет несколько иначе, чем 20-30-40 лет назад — но это и естественно. Странно было бы, если б писатель за эти годы совсем не изменился. Но мастерство писателя при этом никуда не делось, и даже заметно возросло. На наш взгляд, Рэй Брэдбери был и остается одним из лучших писателей современности (и не только среди фантастов).


Как для писателей. Было ли, как говорится, «влияние на ваше творчество»

На книгах Брэдбери (как и на книгах Стругацких, Ефремова, Шекли, Саймака, Гаррисона, если ограничиться фантастикой) — мы фактически выросли. Разумеется, они не могли не оказать влияния на наше творчество. Когда нас об этом спрашивают, мы всегда называем Рэя Брэдбери одним из наших «литературных учителей». Не скажем, что он повлиял на нас больше, чем другие писатели — но его влияние неоспоримо. У Брэдбери есть, чему поучиться. Вот и учимся. До сих пор.


Была бы другой русская фантастика без Брэдбери?

Разумеется, без Брэдбери русская фантастика была бы иной. Он оказал влияние на большинство современных писателей — и, кстати, не только фантастов. По большому счету, Рэй Брэдбери — это знаковая фигура, целая эпоха в литературе. Мы хотели бы пожелать замечательному писателю здоровья, еще долгих лет жизни и творчества. С удовольствием прочтем его новые книги!



Алексей Калугин

Брэдбери для Вас как для читателя

Интересный, своеобразный автор. Со своим, ни на кого не похожим стилем. При этом стиль, чисто американский — расчетливый и прагматичный. Устоявшийся уже термин «англо-американская фантастика» для меня лично совершенно неприемлем. Английская и американская фантастика — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Это культурное понятие, не зависящее от места рождения или проживания автора. Так вот Брэдбери — это яркий представитель именно американской фантастики. Мне его почему-то все время хочется сопоставить с Апдайком.


Как для писателя. Было ли, как говорится, «влияние на ваше творчество»

На творчество влияет все. Абсолютно все. Вплоть до камня, о который спотыкаешься. когда идешь по дороге. Даже книга, закрыв которую, ты говоришь сам себе, что так писать нельзя, все равно становится частью твоего опыта. После книг Брэдбери остается стойкое ощущение, что так писать нельзя, потому что этот автор совершенно уникален и неповторим. Так что, нечего даже и пытаться.


Была бы другой русская фантастика без Брэдбери?

Разумеется. Советская фантастика, этот выращенный в лабораторных условиях странный гомункулус, сочетающий в себе младенческий лепет со старческим маразмом, тихо скончалась, так и не сумев твердо встать на ноги. То, что пришло ей на смену, было плотью от плоти переводной фантастики, издававшейся в советскую эпоху. Издавалось ее тогда не так много, как сейчас, зато почти каждое произведение было шедевром. Шекли, Брэдбери, Гаррисон, Саймак, Хайнлайн — вот подлинные инженеры человеческих душ той поры. Как я уже говорил, писать так же как Брэдбери невозможно. Но так же невозможно, прочитав Брэдбери, делать вид, что ты его не читал. Кстати, сейчас фантастика снова становится другой. Потому что начинают писать те, кто, действительно, не читал Брэдери.



Сергей Чекмаев

Брэдбери для Вас как для читателя

С Брэдбери, как и многие, наверное, читатели моего поколения, я познакомился в школе, лет в 12. Перечитал по кругу все сборники Брэдбери из школьной библиотеки. Многое я тогда не понимал, конечно - "Чудесный костюм цвета сливочного мороженого" казался мне скучным рассказом! Несколько позже, года через два, я уезжал на каникулы в далекое от цивилизации егерское охотхозяйство. И взял с собой свежеподаренный сборник "О скитаниях вечных и о Земле". Книга была "макулатурной", просто так ее было не купить, прежде приходилось собирать десяток-другой кило старых газет, клеить специальные марки... В общем, уже избранность и таинство. И вот там, в лесной глуши, практически при лучине :), я взахлеб вгрызался в эту книгу, впервые прочитал и "Хроники..." и "451 градус..." Не могу сказать, что я заболел Брэдбери, но впечатление было мощное, на всю жизнь, да и обстановка добавила спецэффектов. Потом я узнал и Брэдбери-романтика и даже Брэдбери-мастера ужасов, но Брэдбери-фантаст всегда будет для меня на первом месте.


Как для писателя. Было ли, как говорится, «влияние на ваше творчество»

Не думаю, что можно говорить только о "влиянии Брэдбери". Скорее о массовом воздействии всей западной фантастики, что по капле продавливалась сквозь цензурный отбор до конца 80-х. Кроме чисто идеологических причин, цензура, как это не покажется странным, отбирала книги и по литературному уровню, так что если я и испытывал голод по фантастике, то - по фантастике качественной. Саймак, Брэдбери, Азимов, Кларк, Шекли, Бестер, Воннегут, Сильверберг - классическая когорта - во многом сформировали мое представление о фантастике вообще. Силища у текстов непостижимая, пусть многие идеи классиков НФ кажутся сейчас детскими и неглубокими, но эти ребята умели работать со словом! А переводчики - передавать настроение каждого предложения, каждого абзаца.


Была бы другой русская фантастика без Брэдбери?

Опять же, влияние Брэдбери неотделимо от всей западной НФ. Многие русские авторы 90-х выросли из "старой, доброй фантастики", как из "Шинели" Гоголя. Достаточно просто посчитать на пальцах, как мало среди них, например, фэнтезистов, чтобы все стало понятно. Книги в жанре "меч и магия" не пользовались уважением у цензоров, вот и результат. Зато литературный уровень и глубина проработки текстов у "девяностников", конечно, выше, чем у нас, тех, кто начинал писать в 2000-х - так называемое поколение "нулевых". Никакой самокритики, просто констатация факта. Они выросли на более качественной фантастике, чем поздние авторы, до отвала наглотавшиеся вторичного чтива в маловразумительных переводах - кадавров постперестроечного книжного беспредела.




Эти же вопросы были заданы именитым писателям Александру Громову и Андрею Лазарчуку, но они ответили в общем ключе: Брэдбери от них «чрезвычайно далёк» и рассуждать о нём они не берутся.