Все хорошо, или одна беда - собака ваша сдохла. Рассказ Рэя Брэдбери
Переводчик: Елена Петрова

 

На этой странице полный текст рассказа «Все хорошо, или одна беда - собака ваша сдохла». Рэй Брэдбери.RU содержит самый полный и тщательно отсортированный каталог повестей и рассказов писателя.

Версия для печати

Простой текст

На английском языке:

No News, or What Killed the Dog?

Рассказ вошёл в сборники:

Купить сборник с этим рассказом:

«В мгновение ока» в магазине «Ozon»





« Все рассказы Рэя Брэдбери

« В мгновение ока


No News, or What Killed the Dog?

1994

Это был день пожаров, катастроф, землетрясений, ураганов, затмений, извержений вулканов, кровавых побоищ и множества других бедствий, в довершение которых Солнце поглотило Землю и в небе погасли звезды.

А попросту говоря, самый важный член семьи Бентли испустил дух.

Звали его Песик, потому что это был обыкновенный пес.

Воскресным утром, когда можно было никуда не спешить, Песика обнаружили на кухонном полу: уже холодный, он лежал головой к Мекке, скромно поджав лапы, и впервые за два десятка лет не вилял хвостом.

Двадцать лет! Надо же, подумали все, неужто и вправду так долго? Но все равно, как такое могло произойти?

Все семейство разбудила Сьюзен, младшая из девочек:

- Что-то с Песиком! Идите скорее сюда!

Роджер Бентли, даже не накинув халата, в пижаме выскочил из спальни и увидел всеобщего любимца, распростертого на кафельном полу. Следом прибежала мать семейства, Рут, а потом и сынишка Скип, двенадцати лет. Взрослые дети, которые уже обзавелись семьями и переехали жить в другие города, прибыли позднее. Каждый говорил примерно одно и то же:

- В голове не укладывается! Как же мы будем без Песика?

Песик ничего не отвечал: он, как пожар Второй мировой, только что отшумел и оставил после себя опустошенность.

Сьюзен залилась слезами, за ней Рут, потом, как и следовало ожидать, прослезился отец и самым последним - Скип, который всегда долго раскачивался.

Не сговариваясь, они окружили пса и все как один опустились на колени, чтобы его погладить, будто от этого он мог вскочить, просиять улыбкой, какую всегда вызывало у него предвкушение кормежки, и, опережая всех, с лаем броситься к двери. Но ласка не помогала: слезы хлынули еще сильнее.

В конце концов родители и дети поднялись с колен и, обнявшись, пошли готовиться к завтраку, но толком даже не поели, потому что Рут сказала:

- Негоже оставлять его на полу.

Роджер Бентли бережно поднял Песика на руки, вынес в сад и опустил возле бассейна.

- А дальше что?

- Ума не приложу, - отозвался Роджер Бентли. - Столько лет у нас в семье никто не умирал, а тут... - Он осекся, хлюпнул носом и покачал головой. - Я не то хотел сказать...

- Все правильно, - поддержала его Рут Бентли. - Песик и в самом деле был для нас как родной. Господи, как я его любила!

У всех опять брызнули слезы; Роджер Бентли под благовидным предлогом ушел в дом и вернулся с одеялом, чтобы накрыть пса, но Сьюзен схватила его за руку:

- Нет, не надо! Хочу на него насмотреться. Ведь я его никогда больше не увижу. Он у нас такой красивый. И такой... старенький.

Они вынесли свои тарелки в сад и уселись вокруг Песика - невыносимо было оставлять его в одиночестве.

Роджер Бентли позвонил старшим детям, каждый из них, оправившись от первых слез, сказал одно и то же: скоро буду, ждите.

Когда они примчались в родительский дом - сначала сын Родни, которому исполнился двадцать один год, а потом старшая дочь Сэл, ей было уже двадцать четыре - на всех опять нахлынула волна скорби, а потом семья сидела молча, надеясь на чудо.

- Что будем делать? - Родни нарушил гнетущую тишину. - Я понимаю, это всего лишь пес...

- Всего лишь? - вскинулся гневный хор.

Роджер пошел на попятную:

- Спору нет, он достоин мавзолея. Но его удел - собачье кладбище "Орион"; это в Бербанке.

- Собачье кладбище?! - вскричали все вместе, но каждый на свой манер.

- Да что вы, в самом деле? - сказал Родни. - Нелепый разговор получается.

- Почему нелепый? - У раскрасневшегося Скипа задрожали губы. - Песик - он... Песик был - наш самый дорогой. Из чистого золота!

- Вот именно, - подтвердила Сьюзен.

- Прошу меня простить. - Роджер Бентли отвернулся и обвел глазами бассейн, живую изгородь, небесный свод. - Думаю, пора вызывать мусоровоз, который забирает дохлых собак.

- При чем тут мусоровоз? - не поверила своим ушам Рут Бентли.

- При чем тут дохлые собаки? - возмутилась Сьюзен. - Песик у нас - не дохлая собака.

- А кто же он у нас? - уныло спросил Скип.

Все взоры устремились на Песика, который покоился у кромки бассейна.

- Он... - выдохнула, поразмыслив, Сьюзен, - он... он мой любимчик!

Не дожидаясь очередного потока слез, Роджер Бентли снял трубку установленного в саду телефона, соединился с кладбищем домашних животных, задал несколько вопросов и вернул трубку на место.

- Двести долларов, - сообщил он. - Полагаю, это приемлемо.

- За Песика? - возмутился Скип. - Уж больно дешево!

- Ты шутишь? - спросила мужа Рут Бентли.

- Вовсе нет, - ответил Роджер. - Я всю жизнь посмеивался над такими заведениями. Но раз уж мы расстался с Песиком навсегда... - он помолчал. - Его заберут ближе к полудню. Прощальная церемония - завтра.

- Прощальная церемония! - фыркнул Родни, остановился у кромки бассейна и сделал несколько круговых движений руками. - Нет, увольте, это без меня.

Почувствовав спиной долгие, осуждающие взгляды, он обернулся и втянул голову в плечи.

- Ну ладно-ладно, приду.

- Песик бы тебя не простил, - всхлипнула Сьюзен и вытерла нос.

Но Роджер Бентли ничего этого не слышал. Переведя глаза с собаки на родных, а потом на небо, он зажмурился и вполголоса произнес:

- Боже милостивый! Да понимаете ли вы, что это единственное горе, которое постигло нашу семью за все минувшие годы? Никто из нас даже ни разу не хворал, так ведь? Не лежал в больнице. Не попадал в аварию.

Он выждал.

- Да, так и есть, - согласились все.

- Круто! - вырвалось у Скипа.

- Вот именно. Вы же видите, сколько вокруг аварий, несчастных случаев, болезней.

- А может быть... - начала Сьюзен, но не сразу договорила, потому что у нее срывался голос. - Может, Песик для того и умер, чтобы показать, какие мы везучие.

- Везучие?! - Роджер Бентли открыл глаза. - Это правда! Известно ли вам, как нас прозвали...

- Научно-фантастическое поколение, - подхватил Родни, с невинным видом зажигая сигарету.

- Откуда ты знаешь?

- Да ты постоянно об этом твердишь - читаешь лекции даже за обедом. Нож для консервных банок? Фантастика. Автомобили. Радиоприемник, телевизор, кино. Все на свете! Научная фантастика, куда ни кинь!

- А разве не так? - вскричал Роджер Бентли, обращая взгляд к Песику, как будто ответ знали последние покидающие свою обитель блохи. - Черт побери, ведь раньше и в помине не было автомобилей, консервных ножей, телевизоров. Перво-наперво их надо придумать. Начало лекции. Затем их надо сконструировать. Середина лекции. Таким образом, фантастика становится свершившимся научным фактом. Лекция окончена.

- Я посрамлен! - Родни с преувеличенным почтением захлопал в ладоши.

Груз сыновней иронии пригнул Роджера Бентли к земле; он погладил несчастное издохшее животное.

- Прошу прощения. Расстроился из-за Песика. Ничего не могу с собой поделать. На протяжении тысячелетий род людской только и делал, что умирал. Но этот период завершился. Одним словом, научная фантастика.

- Хоть стой, хоть падай, - усмехнулся Родни. - Ты, отец, начитался всякой макулатуры.

- Допустим. - Роджер коснулся черного собачьего носа. - А как же Листер, Пастор, Солк? Они ненавидели смерть. Изо всех сил старались ее побороть. В том-то и заключается суть научной фантастики. Неприятие данности, жажда перемен. А ты говоришь - макулатура!

- Это уже древняя история.

- Древняя история? - Роджер Бентли негодующе воззрился на сына. - Не скажи. Я, например, появился на свет в тысяча девятьсот двадцатом году. В те времена, если человек хотел в выходные проведать родителей, его путь лежал...

- На кладбище, - подхватил Родни.

- Точно. Мои брат с сестрой умерли, когда мне шел восьмой год. Из родни осталась ровно половина! А теперь скажите-ка, милые дети, много ли ваших сверстников умерло в юном возрасте? В начальной школе? В старших классах?

Обведя взглядом родных, он выжидал.

- Ни одного, - ответил, помолчав, Родни.

- Ни одного! Слышите? Ни одного! Вот так-то. А я к десяти годам потерял шестерых лучших друзей! Постойте! Я кое-что вспомнил!

Роджер Бентли бросился в дом, порылся в чулане, вытащил на свет божий старую пластинку - семьдесят восемь оборотов в минуту - и бережно сдул с нее пыль. Щурясь от солнца, он прочел на этикетке:

- "Все хорошо, или Одна беда - собака ваша сдохла".

Жена и дети потянулись к нему, чтобы разглядеть эту реликвию.

- Ничего себе! Сколько же ей лет?

- В двадцатые годы, когда я был от горшка два вершка, ее крутили день и ночь.

- "Все хорошо, или Одна беда - собака ваша сдохла"? - переспросила Сэл, глядя в глаза отцу.

- Эту пластинку ставят на собачьих похоронах, - пояснил он.

- Кроме шуток? - усомнилась Рут Бентли.

Тут позвонили в дверь.

- Неужели это за Песиком, машина с кладбища?

- Не может быть! - закричала Сьюзен. - Еще рано!

Повинуясь единому порыву, семья выстроилась плечом к плечу между своим любимцем и надрывающимся звонком, поставив заслон вечности.

А потом все дружно заплакали.

Что удивительно и в то же время трогательно: на похороны пришло множество народу.

- Я и не знала, что у Песика было столько друзей, - всхлипнула Сьюзен.

- Шакалил по всей округе, - фыркнул Родни.

- О мертвых плохо не говорят.

- А что, неправда, что ли? Иначе с чего бы сюда пожаловал Билл Джонсон? И Герт Сколл, и Джим - из дома напротив.

- Эх, Песик, - сказал Роджер Бентли. - Жаль, ты этого не видишь.

- Он видит. - У Сьюзен потекли слезы. - Не важно, где он сейчас.

- Рева-корова, - зашипел Родни. - Тебе дай почитать телефонный справочник - ты и над ним слезами обольешься.

- Заткнись! - не стерпела Сьюзен.

- Сейчас же замолчите, оба хороши!

И Роджер Бентли, опустив глаза долу, вошел прямиком в ритуальный зал, где в уютной позе покоился Песик. Ящик для собаки выбрали не слишком роскошный, но и не слишком простой, а как раз такой, как нужно.

В руках у Роджера Бентли был старый, облезлый патефон. Из-под стальной иглы вырывалось шипение и потрескивание. Соседи выстроились полукругом.

- Похоронного марша не будет, - коротко объявил Роджер. - Только это...

И голос из далекого прошлого стал выводить историю о том, как хозяин, вернувшись с курорта, расспрашивает домочадцев, что произошло в его отсутствие.

Они ему: "Все хорошо, любезный наш хозяин". А потом спохватились: "Одна беда - собака ваша сдохла. Ох, даже вспомнить тяжело".

Собака? - не верит своим ушам хозяин. - "Да как же так - моя собака сдохла?! Как это все произошло?"

"Виной всему - горелая конина".

При чем тут горелая конина? - пытает хозяин.

"У нас намедни вспыхнула конюшня". Ну, собака, мол, объелась горелой конины и сдохла.

Да как же так? - кричит хозяин. - "И почему огонь попал в конюшню? Как это все произошло?"

"Да ветром искру принесло, лошадок крепко припекло, собака сразу тут как тут..."

Ветром искру?.. - выходит из себя хозяин. - Как это все?..

"Да занавески занялись, до неба искры поднялись..."

Занавески? Неужто сгорели занавески?!

"Да поминальная свеча была куда как горяча..."

Поминальная?

"Да ваша тетушка слегла и Богу душу отдала, а поминальная свеча была куда как горяча, и занавески занялись, до неба искры поднялись, их в стойло ветром принесло, лошадок крепко припекло, собака сразу тут как тут..."

Короче: все хорошо. Одна беда - собака ваша сдохла!

Пластинка издала прощальный хрип и умолкла.

В тишине у кого-то вырвался сдавленный смешок, хотя в песне говорилось о смерти - собачьей и человеческой.

- Теперь, по всей видимости, нас ждет лекция? - Родни был в своем репертуаре.

- Нет, проповедь.

Роджер Бентли положил руки на конторку, сверяясь с несуществующими заметками.

- Трудно сказать, что привело сюда нашу семью: мысли о Песике или же о нас самих. Думаю, верно и то и другое. Мы живем себе - и горя не знаем. Сегодня на нас впервые обрушилось несчастье. Конечно, не стоит гневить судьбу, чтобы, не дай бог, не накликать новые беды. Но давайте попросим: смерть, сделай милость, не спеши в нашу сторону.

Он повертел в руках пластинку, будто читая слова песни среди спиральных дорожек.

- Все было хорошо. Вот только на тетушкиных похоронах от свечи вспыхнули занавески, искры разнесло ветром, и собака приказала долго жить. У нас же - как раз наоборот. Много лет все было хорошо. Никто не мучился сердцем, не страдал печенью, жили - не тужили. Нам ли сетовать?

Тут Роджер Бентли заметил, что Родни следит за временем.

- Когда-нибудь придет и наш срок. - Роджер Бентли заторопился. - В это трудно поверить. Мы избалованы благоденствием. Но Сьюзен правильно сказала: Песик своей смертью послал нам осторожное напоминание, и мы должны прислушаться. А заодно порадоваться. Чему? - спросите вы. Тому, что мы стоим у истоков невероятной, поразительной эры - эры долголетия, которая останется в веках. На это можно возразить: если будет война, все пойдет прахом. Не знаю... Скажу только одно: хочу верить, вы все доживете до глубокой старости. Лет через девяносто люди победят сердечные болезни и злокачественные опухоли, а потому станут жить дольше. В мире будет меньше горя - и слава Богу. Легко ли этого достичь? Нет, нелегко. Возможно ли к этому прийти? Да, возможно. Не везде, не сразу. Но в конечном счете мы приблизимся к этой цели. Вчера я вспоминал, что полвека назад проведать дядю с тетей, деда и бабушку, братьев-сестер ходили на кладбище. Все разговоры вертелись вокруг смерти. От нее было некуда деться. Время вышло, Родни?

Сын жестом дал понять: осталась одна минута.

Роджер Бентли понял, что пора закругляться.

- Конечно, и в наши дни умирают дети. Но не миллионами. А старики? Они перебираются в теплые края, а не в мраморные склепы.

Отцовский взор охватил всех присутствующих, которые с подозрительно блестящими глазами сидели на скамьях.

- Да что далеко ходить, посмотрите друг на друга! А потом оглянитесь в прошлое. Тысячелетия ужаса и скорби. Не представляю, хоть убейте, как родители могли сохранять рассудок, теряя детей! Но они жили дальше, хоть и с разбитым сердцем. Между тем, чума и обыкновенный грипп все так же уносили миллионы жизней. Так вот, мы сейчас вступаем в новую эру, но пока этого не осознаем, потому что находимся в эпицентре урагана, где царит спокойствие... Сейчас я закончу, скажу лишь последнее слово о Песике. Мы его очень любили и потому устроили эти проводы, хотя кому-то такие ритуалы могут пoказаться излишними. Но мы ничуть не жалеем, что приобрели для него участок и договорились посвятить ему прощальную речь. Это не значит, что мы непременно будем приходить к нему на могилу, но кто знает? По крайней мере, у него есть место. Песик, старина, пусть тебе земля будет пухом. А теперь давайте воспользуемся носовыми платками.

Все присутствующие дружно высморкались.

- Папа, - заговорил вдруг Родни, - а можно... еще разок прокрутить пластинку?

На него устремились изумленные взгляды.

- Именно это, - сказал Роджер Бентли, - я и сам хотел предложить.

Он опустил иглу на дорожку. Послышалось шипение.

В том месте, когда в стойло попала искра, когда мясо подкоптилось, а собака лопнула от обжорства, дверь маленького ритуального зала тихо стукнула.

Все головы повернулись назад.

На пороге стоял никому не известный человек, держа в руках плетеную корзинку, из которой доносилось хорошо узнаваемое слабое тявканье.

В том месте, когда у гроба дрогнула свеча, от которой вспыхнула занавеска, и в стойло попала искра...

...все домашние, потянувшись к солнечному свету, окружили незнакомца и дождались главу семейства, чтобы тот отогнул край покрывала и позволил им запустить руки внутрь корзины.

Как впоследствии говорила Сьюзен, лучше бы ей в тот миг дали почитать телефонный справочник.


Примечания:

Бербанк - город в Калифорнии, недалеко от Лос-Анджелеса.

Листер, Джозеф (1827-1912) - английский хирург. Разработал методы антисептики и ввел их в хирургическую практику.

Пастер, Луи ( 1822-1895) - французский ученый, основоположник современной микробиологии и иммунологии.

Солк, Джонас Эдвард (1914-1995) - американский врач и бактериолог. Впервые предложил безопасную и эффективную вакцину против полиомиелита.

Читать отзывы (8)

Написать отзыв


Имя

Комментарий (*)


Подписаться на отзывы


Е-mail


Поставьте сссылку на этот рассказ: http://raybradbury.ru/library/story/94/5/1/