Все мы одинаковы. Рассказ Рэя Брэдбери
Переводчик: Елена Петрова

 

На этой странице полный текст рассказа «Все мы одинаковы». Рэй Брэдбери.RU содержит самый полный и тщательно отсортированный каталог повестей и рассказов писателя.

Версия для печати

Простой текст

Рассказ вошёл в сборники:

Купить сборник с этим рассказом:

«Вождение вслепую» в магазине «Ozon»





« Все рассказы Рэя Брэдбери

« Вождение вслепую


Nothing Changes

1997

На океанской набережной стоит единственный в своем роде книжный магазин, где слышно, как бьются о парапет волны прилива, сотрясая и стены, и книжные стеллажи, и покупателей.

Освещение в магазине скудное, кровля - жестяная, но при этом в продаже имеется десять тысяч томов: с них, правда, приходится сдувать пыль, если хочешь полистать страницы.

Впрочем, мне больше по вкусу та стихия, которая бушует не внизу, а наверху, когда оркестры грозовых струй колотят по листам жести, словно исполняя произведения для барабанов и цимбал под аккомпанемент пулеметной очереди. Когда в полдень ночная тьма вдруг заполняет мир (а то и душу), я, как Измаил, бросаюсь в то место, где штормит внизу и штормит вверху, а звон жестяного бубна отгоняет вредных личинок, чтобы те не причинили вреда забытым писателям, построившимся в шеренги. Освещая себе путь улыбкой вместо карманного фонаря, я неспешно брожу вдоль этих рядов.

- В один из таких дней, собравшись подышать озоном, я подъехал к магазину "Белый кит" и медленно двинулся в сторону входа. Обеспокоенный водитель такси бросился следом, раскрыв у меня над головой зонт. Я отвел его руку:

- Благодарю вас. Мне полезно промокнуть!

- Ненормальный какой-то! - буркнул таксист и укатил прочь.

Промокнув, к вящей радости, до нитки, я нырнул в магазин, отряхнулся, словно пес, и остановился с закрытыми глазами, чтобы послушать, как ливень барабанит по жестяной кровле.

- Откуда начать? - спросил я у темноты. Слева, подсказало наитие.

Я двинулся в ту сторону, и ритмы штормового тамтамбурина (какое точное слово: тамтамбурин!) почему-то привели меня к стеллажам со старыми школьными ежегодниками - от таких изданий я всегда шарахаюсь, как от погоста.

А ведь книжные магазины - это, по сути дела, кладбища, где покоятся бивни старых слонов.

В тот раз я со смутным беспокойством порылся в школьных ежегодниках и прочел надписи на корешках: Берлингтон, штат Вермонт; Орандж, штат Нью-Джерси; Росуэлл, штат Нью-Мексико - огромные сэндвичи с реликвиями пятидесяти штатов. У себя дома я даже не притрагивался к моему собственному, богом забытому экземпляру, который тоже спал вечным сном, храня в себе, как в космической капсуле, рукописные свидетельства времен Великой депрессии: "Обломись, ботаник. Джим"; "Живи долго и регулярно. Сэм"; "Писатель из тебя выйдет хороший, а любовник хреновый. Фэй".

Сдув пыль со школьного вестника из города Ремингтон, штат Пенсильвания, я пролистал большимпальцем страницы, увековечившие десятки бейсбольных, баскетбольных, футбольных воинов, которые свое отвоевали.

1912.

Я пробежал глазами сто двадцать открытых лиц.

Вот ты, ты и ты, мысленно обратился я к ним. Надеюсь, жизнь у вас сложилась удачно? Брак не распался? Дети не огорчали? Посетила ли вас сумасшедшая первая любовь, а затем и другая? Как, как все это было?

Избыток венков, избыток могил. Горящие глаза, чудесные улыбки.

Я уже собирался было захлопнуть этот выпуск, но...

Большой палец задержал страницу с фотографиями выпуска 1912 года, когда Первая мировая была еще немыслимой и неведомой. Тут я ахнул:

- Быть такого не может! Чарльз! Чарли Несбитт, дружище!

Он самый! В рамке далекого года, веснушчатый, лопоухий, с раздутыми ноздрями и мелкими зубами. Чарльз Вудли Несбитт!

- Чарли! - вырвалось у меня.

Над головой ливень долбил крышу. По спине побежал холодок.

- Чарли! - Я перешел на шепот.- Почему ты здесь?

С замиранием сердца я поднес журнал к свету и вгляделся в текстовку.

Под фотографией читалось: Рейнольдc. Уинтон Рейнольдс.

Прямая дорога в Гарвард.
Намерен сколотить миллион.
Любимое занятие: гольф.


Но лицо на снимке?

- Чарли, будь я проклят!

Чарли Несбитт всегда был туп, как пробка, но профессионально играл в теннис, занимал призовые места на соревнованиях по плаванию и спортивной гимнастике, а ко всему прочему не знал отбоя от девчонок. С чего бы это? Неужели девушкам нравятся такие уши, зубы и ноздри? А ведь мы готовы были приплачивать, чтобы только походить на него.

Теперь он возник в школьном вестнике какого-то незапамятного года - все тот же, с дурацкой усмешкой и оттопыренными ушами.

А может, в свое время было двое парней, носивших имя Чарли Несбитт? Или на свет появились близнецы, которых разлучили при рождении? Нет, ерунда какая-то. Мой однокашник Чарли Несбитт так же, как и я, родился в 1920-м. Стоп!

Я снова ринулся к стеллажам, откопал ежегодник 1938-го (это был год нашего выпуска) и стал торопливо листать страницы с фотографиями выпускников, пока не увидел:

Намерен стать профессиональным игроком в гольф.
Собирается поступать в Принстон
Мечта: разбогатеть.
Чарльз Вудли Несбитт.


Те же мелкие зубы, оттопыренные уши и россыпи веснушек!

Чтобы сравнить этих мнимых "близнецов", я положил рядом два ежегодника.

Мнимых? Нет! Абсолютно одинаковых!

Дождь настырно барабанил по жестяной кровле.

- Что за чертовщина: Чарли - он же Уинтон!

Захватив оба ежегодника, я подошел с ними к прилавку, где восседал мистер Лемли, такой же древний, как его товар.

- Выбрали? - Он посмотрел на меня поверх старомодных очков.- Можете взять бесплатно. Дарю.

- Один момент, мистер Лемли... Я показал ему имена и фотографии.

- Ничего себе! - протянул он.- Может, родня? Братья? Да нет. Тот же самый парнишка. Как вы это обнаружили?

- Случайно.

- С ума сойти. Ну и совпадение. Такой случай - один на миллион, верно?

- Ну, в общем... - Я безостановочно листал страницы от начала к концу и обратно.- А что, если все лица во всех ежегодниках из всех городов и штатов... черт... вдруг они все похожи?

- Ну, хватил! - Я услышал себя со стороны.

А что, если все лица во всех ежегодниках одинаковы ?!

- Оставьте меня! - выкрикнул я.

Тут только головы полетели направо и налево - так мистер Лемли впоследствии описывал мои действия. Как многорукий божок отмщения и ужаса, странно громогласный Шива, я в бешеном ритме хватал с полок ежегодники, чертыхаясь от находок, страхов и восторгов, в полном одиночестве командуя парадом, который под звуки хора и оркестра маршировал в неизвестности, сквозь далеко разбросанные города незримого мира. Время от времени я метался от одного стеллажа к другому, а мистер Лемли приносил мне кофе и шепотом говорил:

- Передохнули бы.

- Вам этого не понять! -кричал я в ответ.

- Где уж мне! Вам сколько лет-то?

- Сорок девять!

- А ведете себя -на девять: бывает, мальчишки придут смотреть скучное кино, а сами носятся по проходу и писают.

- Дельный совет! - Я выбежал и вскоре вернулся.

Мистер Лемли осмотрел линолеум на предмет лужиц.

- Не буду мешать.

Я схватил очередные журналы:

- Вот Элла, а вот и еще одна. Том - здесь он смахивает на Джо, там похож на Фрэнка, а уж от Ральфа просто не отличишь. Вылитый Ральф! Вот Элен - а вот ее двойняшка Кора! А Эд, Фил и Моррис - все равно что Роджер, Алан и Пэт. Боже мой!

Вокруг меня бабочками порхало два десятка ежегодников, некоторые даже порвались в суете.

- Я уплачу, мистер Лемли, уплачу сполна!

В разгар приступа этой тропической лихорадки я вдруг остолбенел: мой взгляд упал на сорок седьмую страницу "Школьных воспоминаний" - Шайенн, 1911 год.

На меня растерянно и смущенно смотрел "ботаник", недотепа, профан.

Как же его звали в том незапамятном году?

ДУГЛАС ДРИСКОЛЛ.

Каким его запомнят грядущие поколения?

Незаурядный сценический талант.
Перспектива: влиться в ряды безработных
Цель: добиться литературной известности.


Неприкаянный дурачок, праздный мечтатель, успешный финалист.

Не кто иной, как я.

С глазами, полными слез, я выбрался из полумрака книжного зала, чтобы показать мистеру Лемли эту грустную находку.

- Вот, полюбуйтесь!

Он молча провел пальцами по фотографии.

- При чем тут какой-то Дрисколл?

- Судя по всему,- сказал он,- это вы, собственной персоной?

- Вот именно, сэр!

- Чертовщина какая-то,- негромко произнес он.- Вам знаком этот парнишка?

- Нет.

- А родственники у вас есть... в Вайоминге?

- Нет, никого.

- Как вы наткнулись на этот журнал?

- Схватил первый попавшийся.

- После того, как перелопатили такие залежи.- Он изучал моего близнеца, снявшегося для ежегодника полвека назад.- Что решили делать? Будете его искать?

- Разве что на кладбищах.

- Да, немало воды утекло. Может, у него остались дети, внуки?

- А что я им скажу? Скорее всего, они вообще на него не похожи.

- Ну, знаете,- возразил мистер Лемли.- Если в одиннадцатом году был парнишка, точь-в-точь похожий на вас, почему бы не поискать среди тех, кто помоложе? Кто жил лет двадцать назад? А то и в нынешнее время?

- Как вы сказали?

- В нынешнее время.

- А у вас есть? У вас есть вестники за текущий год?

- Понятия не имею. Эй, что вы делаете?

- Вы хоть раз,- вскричал я,- стояли на пороге эпохального открытия?

- Однажды купался в море и нашел какой-то липкий ком. Ну, думаю, амбра! На парфюмерной фабрике с руками оторвут! Поднял эту гадость и побежал к спасателям. Амбра? Оказалось, падаль, а на ней слепни. Зашвырнул обратно в воду - вот и все дела. А могло быть эпохальное открытие, верно?

- Возможно. А в области генетики? Генеалогии?

- Каких времен?

- Времен Линкольна,- сказал я.- Вашингтона, Генриха Восьмого. Господи, у меня такое ощущение, будто я дошел до основ мироздания, до очевидной истины, которая всегда была перед на ми, но не бросалась в глаза. Вот что может перевернуть всю историю!

- Или пустить насмарку,- сказал мистер Лемли.- Вы часом не приложились к спиртному, пока возились за полками? Что же вы остановились? Про должайте.

- Все - или ничего,- сказал я. Просмотрев очередной ежегодник, я хватался за следующий, просматривал и отбрасывал в сторону, но свежих журналов не обнаружил. Тогда у меня созрело решение навести справки по междугородной связи и разослать запросы авиапочтой.

- Силы небесные,- поразился мистер Лемли.- Расходы-то какие!

- Если я не докопаюсь до сути, то просто сдохну.

- А если докопаетесь - тем более. Все, мага зин закрывается. Гашу свет.

Всю неделю, предшествукшгую выпускной церемонии, на мое имя со всей страны поступали школьные вестники.

Я не спал две ночи подряд: листал страницы, снимал ксерокопии, сопоставлял списки, подклеивал десятки новых фотографий к десяткам старых.

Идиот, ругал я себя, настырный болван, не видишь дальше своего носа - ты вскочил в поезд без тормозов. Как удержаться на рельсах? Куда ты ломишься? А главное - за каким чертом?

Ответов не было. Теряя рассудок, я набирал номер за номером, надписывал конверты, но дело не двигалось. С таким же успехом можно было бы с закрытыми глазами разбирать одежду в гардеробе, выдвигая, вопреки здравому смыслу, самые нелепые предположения.

Корреспонденция обрушивалась лавиной.

Так не могло быть, но все же так было. А как же законы биологии? Выбросить их в окно. Что такое история живой материи? Дарвиновская забава. Серия генетических сбоев, породивших новые виды. Сорвавшиеся с цепи гены, которые заново раскрутили мир. А что, если эти забавы, они же причуды, будут цикличными? Что, если Природа икнет и отбросит иглу звукоснимателя на несколько дорожек назад? Не начнет ли она, потеряв генетическую память, штамповать поколение за поколением одинаковых Уильямсов, Браунов, Смитов? Это будут не кровные родственники, нет. Просто убогие посредственности, слепые сгустки материи, загнанные в зеркальный лабиринт. Страшно подумать.

Но от реальности было не уйти. Десятки лиц повторялись в сотнях тех же самых лиц по всему миру! Близнец за близнецом - и так до бесконечности. Где же пространство для притока свежей крови, для истории прогресса и выживания?

Помалкивай, приказывал я себе, лучше пей свой джин.

Каскад школьных ежегодников не иссякал.

Я тасовал страницы, словно колоды карт, пока наконец...

Вот оно.

Как выстрел в живот.

Это имя встретилось на странице сто двадцать четвертой ежегодного вестника, опубликованного неделю назад и только что присланного из школы города Росуэлла. Имя было такое:

Уильям Кларк Хендерсон.

Я посмотрел на фото и увидел.

Себя.

Живого-здорового, на пороге окончания школы!

Мое второе я.

Точная копия: одинаковые ресницы, брови, мелкие и крупные поры, из ноздрей и ушей одинаково торчат волоски.

Я. Сам. Собственной персоной.

Нет! - подумал я. И сравнил еще раз. Да!

Меня словно подбросило. Я сорвался с места.

Не выпуская из рук папку с журнальными вырезками, я полетел в Росуэлл и, весь в поту, схватил такси, чтобы к полудню успеть в местную школу.

Выпускная процессия уже начала свой путь. Я занервничал. Но когда со мной поравнялись эти юноши и девушки, на меня снизошло невыразимое спокойствие. Судьба шепталась с Провидением, пока мой взгляд изучал две с лишним сотни цветущих лиц: на некоторых вспыхивали широкие запоздалые улыбки, а иные светились нескрываемой радостью оттого, что годы мучений остались позади.

Молодые люди шли отстаивать добро или что-то иное, заключать несчастливые браки, делать блестящую карьеру или тянуть свою лямку.

И вот появился он. Уильям Кларк Хендерсон.

Мое другое я.

Он, смеясь, шагал рядом с миловидной темноволосой девушкой, а я узнавал собственный портрет, помещенный давным-давно в нашем школьном вестнике. Я видел мягкую складку под его подбородком, не знавшие бритвы щеки и блуждающие, близорукие глаза, которым не дано охватить жизнь, но суждено искать пути к библиотечным стеллажам и пишущим машинкам.

Проходя мимо меня, он поднял взгляд и оцепенел.

Я чуть не помахал ему рукой, но вовремя удержался, видя, что он и так прирос к месту.

Потом он сделал несколько шагов, спотыкаясь как раненый. Лицо побледнело, руки искали опору, а губы выдохнули:

- Отец! Как ты здесь очутился?

У меня остановилось сердце.

- Так не бывает! - воскликнул юноша.- Ты же умер! Два года назад! Такого не может быть. Как? Откуда?

- Ничего подобного,- удалось мне произнести после долгого молчания.-Я вовсе не...

- Папа! - Он схватил меня за обе руки.- Господи боже мой!

- Не надо,- сказал я.- Ты принимаешь меня за кого-то другого.

- За кого? - умоляюще спросил он.- Как же так?

- Не задерживайся,- сказал я.- Тебя ждут. Он отступил.

- Ничего не понимаю,- вырвалось у него сквозь слезы.

- Я тоже ничего не понимаю.

Его бросило ко мне. Я резко поднял руки:

- Нет. Не делай этого.

- Ты останешься?...-всхлипнул он.-Побудешь здесь после?..

- Да,- с трудом выдавил я.- Нет. Не знаю.

- Хотя бы как гость,- попросил он. Я промолчал.

- Очень прошу,- сказал он.

Когда я кивнул, на его щеках проступил румянец.

- Что это все значит? - в недоумении спросил он.

Говорят, когда человек тонет, у него перед глазами проносится вся жизнь. Стоило Уильяму Кларку Хендерсону застопорить движение процессии, как мои мысли отчаянно заметались, увязли в озарениях и вопросах, но так и не нашли ответов. Неужели в мире есть семьи, которые одинаково рассуждают, строят планы, лелеют мечты - и при этом закованы в одинаковое обличье? Неужели существует генетический заговор с целью захвата будущего? Неужели придет день, когда эти неведомые, неузнанные отцы, родные и двоюродные братья, племянники возвысятся как правители? А может, все решает святой дух, Божий промысел, Его неисповедимая воля? Может, все мы выросли из одинаковых семян, разбросанных широкими взмахами руки сеятеля, дабы не прорастали слишком густо?

В таком случае, не приходимся ли мы братьями-в самом широком, труднопостижимом смысле - волкам, птицам и антилопам, не одинаковые ли окрасы, масти, пятна метят нас, поколение за поколением, насколько хватает мысленного взора? Что за этим кроется? Рачительное отношение к генам и хромосомам? Но к чему такая экономия? Может, лики этой Семьи, разбросанные на большие расстояния, исчезнут к 2001 году? Или, наоборот, копии будут множиться, чтобы подчинить себе всю родственную плоть? Или все это - чудо обыденного бытия, превратно истолкованное двумя ошеломленными глупцами, которые в теплый день выпускной церемонии пытаются докричаться друг до друга сквозь слепоту поколений?

Все это попеременно мелькало у меня перед глазами, сменяя свет мраком и мрак - светом.

- Что все это значит? - вторично прозвучал тот же вопрос моего второго я.

Тем временем колонна выпускников уже почти скрылась из виду, обогнув место, где двое безумцев пререкались одинаковыми голосами.

Мой ответ получился совсем тихим - его трудно было расслышать. Когда завершится эта история, подумал я, надо будет порвать фотографии, сжечь заметки. Продолжать поиски старых ежегодников и забытых лиц - чистой воды безумие! Выбрось все бумаги, приказал я себе. И побыстрее.

По дрожащим губам юноши я прочел немой вопрос:

- Как ты сказал?

- Все мы одинаковы,- прошептал я. А потом прибавил голоса:

- Все мы одинаковы!

Я ждал, что вот-вот зазвучат неизбывно грустные слова Киплинга:

И да пребудет с нами Бог,
Чтоб нам себя не позабыть.


Чтоб нам себя не позабыть.

Увидев, как Уильям Кларк Хендерсон получает аттестат зрелости...

Я отступил назад, задохнулся от спазма в горле и сорвался с места.

Примечания:

Измаил - персонаж романа Г. Мелвилла "Моби Дик, или Белый Кит" (1851).

И да пребудет с нами Бог, / Чтоб нам себя не позабыть. - Цитата из стихотворения Р. Киплинга "Отпустительная молитва".

Читать отзывы (2)

Написать отзыв


Имя

Комментарий (*)


Подписаться на отзывы


Е-mail


Поставьте сссылку на этот рассказ: http://raybradbury.ru/library/story/97/12/1/