«Четвёртая планета», 1995

 

Версия для печати


Режиссёр — Дмитрий Астрахан.
Автор сценария — Олег Данилов.
Оператор — Юрий Воронцов.
Композитор — Александр Пантыкин.
Длительность — 87 минут.

В ролях:
Анатолий Котенёв — Сергей Беляев, капитан.
Юрий Орлов — Игорь, космонавт.
Даниэль Маквикар — Сэм, американский космонавт.
Ольга Беляева — Таня.
Анатолий Журавлёв — Андрей, жених Тани.
Валентин Букин — мужик с авоськой.
Валерий Никитенко — Пётр Степанович, управдом.
Арменак Назикян — Робертино, местный сумасшедший.
Антонина Введенская — лохматая алкоголичка.
Юрий Овсянко — странный незнакомец, советующий улететь.
Дмитрий Астрахан — саксофонист.



Кадр из
фильма "Четвёртая планета" по мотивам рассказа Рэя Брэдбери, 1995 год.

Имя Брэдбери в титрах не упомянуто, однако на премьерных афишах фильма было указано, что «по мотивам рассказа Рэя Брэдбери». Имеется в виду глава из «Марсианских хроник» под названием «Апрель 2000 года. Третья экспедиция», в которой прилетевшие на Марс космонавты внезапно обнаруживают там земной городок (точь-в-точь из своего детства) а также давно умерших, но таких любимых родственников — и просто не могут не поддаться губительным чарам марсианского морока.

В фильме «Четвёртая планета» этот сюжет развёрнут, космонавтов всего трое, зато есть возможность рассказать о каждом поподробнее. Главный герой — Сергей Беляев — капитан экспедиции, потерявший любимую девушку Таню 20 лет назад и до сих пор не отошедший от этой потери. Марс каким-то образом сосредоточивается именно на подсознании Беляева, и космонавты неожиданно вместо безжизненной пустыни оказываются в до боли знакомом каждому отечественному зрителю советском городке, выглядящем утрированно ностальгически, в соответствии с детскими воспоминаниями героя. Это родной городок Беляева, каким он был 20 лет назад — и здесь уже точно по Брэдбери: оркестр, сентиментальная песня из прошлого, воскресшие родственники и знакомые, искушение, которому нельзя не поддаться. И тоже сначала космонавтов пытаются убедить, что они на Земле, просто вернулись назад во времени. А когда это не удаётся, предлагают другой вариант: ведь вы же счастливы, вы получили всё, о чём мечтали — какая разница, где вы при этом находитесь. Наиболее здравомыслящему члену экипажа, Игорю, подсовывают его давно умершую мать, а кто же может пойти против родной матери. Сэм, американский космонавт, имеет наиболее прямолинейный диалог с собственным двойником, предлагающим со всей откровенностью: только захоти — и заветные желания всей твоей жизни мигом осуществятся.



Кадр из
фильма "Четвёртая планета" по мотивам рассказа Рэя Брэдбери, 1995 год.

Создаётся ощущение, что марсиане — знатоки человеческой психологии. Однако Игорь и Сэм всё-таки находят в себе силы отказаться от сладких грёз в пользу своей нынешней, реальной жизни. И только капитан корабля не в состоянии перерасти детские комплексы, осуществляя одну за другой мечты детства: ведёт школьницу Таню в местный ресторан, избивает соперников (тоже школьников), купается в лучах славы, вернувшись к тем же людям, которые знали его как хилого, непопулярного мальчика, не способного ни подтянуться на физкультуре, ни отстоять любовь. Вот почему закомплексованных людей нельзя брать в космонавты: Беляев сам кается перед видеокамерой, что миссия провалена из-за него.

С другой стороны, а как ещё мог поступить человек, герой космоса, когда судьба дарит ему шанс спасти свою возлюбленную — сделать то, чего он не смог сделать 20 лет назад. И любовь оказывается сильнее чувства долга, сильнее здравого смысла — но, возможно, в этом и есть суть человека. Каждый зритель имеет возможность увидеть в этом фильме что-то своё.



Кадр из
фильма "Четвёртая планета" по мотивам рассказа Рэя Брэдбери, 1995 год.

В отличие от однозначной (печальной) концовки рассказа Брэдбери, финал фильма не имеет однозначной трактовки. Некоторые зрители считают, что ушедший в сладкие грёзы Беляев на самом деле просто умер в марсианской пустыне. Другие предполагают, что он остался жив и наконец-то счастлив — правда, неизвестно, надолго ли. Ведь Марс в любой момент может отобрать это призрачное счастье вместе с его жизнью. Если только «мыслящему полю» планеты не стало на самом деле интересно играть с живой игрушкой — тогда комфортные условия для Беляева могут поддерживаться годами. В отличие от улетевших космонавтов, отвергнувших марсианское исполнение земных мечтаний — и увидевших перед отлётом только безжизненные пески. Такой вариант развития событий напоминает нам другой рассказ Рэя Брэдбери: «Здесь могут водиться тигры». Тогда интересно, что в воссозданной Марсом реальности будет делать юный Серёжа Беляев, одноклассник Тани, который теперь существует одновременно с более успешным будущим собой? Хотя, может быть, никакого мыслящего поля нет вовсе — и исполнение желаний имеет какой-то другой, более автоматический механизм. А если бы марсиане задумали именно убить наших героев, то, во-первых, давно бы уже это сделали, а во-вторых, не стали бы предупреждать от лица некоего странного типа, который настоятельно советует улетать отсюда поскорее. Всё-таки марсианские персонажи больше похожи на разные грани подсознания героев, и что подкидывает это подсознание — то и осуществляется: хотите радушного приёма — получайте, хотите холодную пустыню — пожалуйста. И кроме того, зрителя не покидает неуловимое ощущение «Соляриса»: высказываемые вслух идеи о «мыслящем поле», матеарилизовавшаяся на чужой планете любимая девушка, борьба чувств и разума.



Кадр из
фильма "Четвёртая планета" по мотивам рассказа Рэя Брэдбери, 1995 год.

При всём при том атмосфера «Четвёртой планеты» — восхитительная и непередаваемая. Наше советское прошлое смотрится очень органично на подозрительно дружелюбном Марсе. Съёмки проходили в городе Шлиссельбург Ленинградской области, где отлично сохранились типичные советские черты в архитектуре и оформлении города. В харизматичных персонажах второго плана трудно разглядеть играющих их актёров — да эти люди словно вживую пришли из нашего детства! Пьяный мужик с авоськой — первый, кого встречают космонавты — его феерическое появление ошарашивает не только героев, но и зрителей, а своей затрапезностью он напоминает мужика с носком из «Кин-Дза-Дза». Местный юродивый Робертино, как и положено юродивым, потрясающе безумен, но совсем не прост. Алкоголичка возле магазина вскрывает истину: «Есть ли жизнь на Марсе? Конечно, нет — разве ж это жизнь!». Откровенный фарс (даже сам режиссёр фильма играет в местном оркестре на саксофоне) соседствует с серьёзнейшими вопросами человечества, на многие из которых нет ответа. И с трагизмом реальной жизни: актриса Ольга Беляева, жена режиссёра Дмитрия Астрахана, сыгравшая Таню, погибла через 5 лет после съёмок этого фильма — и не в первый раз мы слышим о влиянии трагической роли актёра на его судьбу.

Фильм «Четвёртая планета» был снят за предельно короткий срок, во время перерыва в съёмках «Всё будет хорошо», но он однозначно достоин просмотра и, несмотря на свою малоизвестность, остаётся положительным явлением в отечественном кинематографе. Характерные для нашего кино наивный минимализм в спецэффектах и реалистичная игра актёров в сочетании с удивительной незацикленностью как на политике (особенно для 1995 года), так и на фантастической стороне событий (отдаётся предпочтение душевной стороне) — всё это позволяет фильму оставаться интересным и для современного зрителя.



Кадр из
фильма "Четвёртая планета" по мотивам рассказа Рэя Брэдбери, 1995 год.