«Шик», 2002

 

Версия для печати


Режиссёр — Бахтияр Худойназаров.
Продюсер Рубен Дишдишян, Бахтияр Худойназаров.
Автор сценария — Олег Антонов.
Оператор — Владимир Климов.
Композитор — Далер Назаров.
Длительность — 92 минуты.
Кинокомпании — Централ Партнершип, «VISS», Paradis-Films, Orly Films, Pandora-Film, Storie s.r.l., Poetiche Cinematografiche s.r.l.
Страны — Россия, Франция, Италия, Германия, Украина.

В ролях:
Иван Кокорин — Немой.
Артур Смольянинов — Гека.
Александр Яценко — Штырь.
Ингеборга Дапкунайте — Ася, мачеха Геки.
Руслана Рухадзе — Дина.
Елена Дробышева — мать Штыря.
Андрей Панин — Платон, отец Штыря.
Николай Фоменко — Ботя.
Сухарева Инна — Джоконда.

Награды:
2004 — Премия «Ника» в номинации «Лучшая мужская роль второго плана» — Андрею Панину.
2003 — премия за лучший художественный вклад, а также специальный приз жюри на Международном кинофестивале в Токио — Бахтияру Худойназарову.
2003 — Гран-при (приз зрительских симпатий) за лучший полнометражный игровой фильм на кинофестивале «Московская премьера».



Кадр из
фильма "Шик" по рассказу Рэя Брэдбери, 2002 год.

Красивый молодёжный фильм о троих друзьях, у каждого из которых есть свои проблемы и свои мечтания — в общем, как и у всех молодых людей. Поэтому фильм вызывает живой интерес, ведь каждый из нас был молод, у каждого были друзья, первая любовь, нехватка денег и проблемы с родителями. Съёмки проходили в Ялте и Севастополе, но город в «Шике» не имеет названия, это абстрактный маленький приморский городок, в котором небогато и несчастливо живут герои фильма, только издали глядя на красивую жизнь богачей, приезжающих в эти края на отдых.


Режиссёр взял за основу сюжет рассказа Брэдбери «Чудесный костюм цвета сливочного мороженого», хотя в титрах этого нигде не указано. Указано только, что «друзьям посвящается…». Ну что ж, всё это ведь и правда — о дружбе.



Кадр из
фильма "Шик" по рассказу Рэя Брэдбери, 2002 год.

Великолепно играют актёры старшего поколения. Уже не в первый раз в фильме по мотивам произведений Брэдбери принимает участие Ингеборга Дапкунайте — и снова очень психологическая, запоминающаяся роль, одна из ключевых. Андрей Панин играет завораживающе, словно совершает какое-то действо, от него на экране не оторвать взгляда. Молодые актёры тоже на уровне, и не зря трое ребят, исполнивших главные роли, теперь уже имеют порядочный список ролей за плечами. Руслана Рухадзе действительно сияет красотой и радостью — неудивительно, что в её героиню влюбляется Немой, практически повторяющий судьбу музыканта из «АССЫ» (разве что не музыкант).


Итак, трое друзей живут в маленьком приморском городишке — и, конечно же, хотят чего-то большего, чем данное им судьбой. Но как изменить судьбу и измениться самим? Ребята решили начать с внешней стороны, возжаждав костюмчика с витрины магазина, который, несомненно, придаст им солидности и моральных сил — и изменит отношение к ним окружающих. На этой завязке повествования сходство с Брэдбери и заканчивается. Тем не менее, невозможно не сравнить. Ведь какие-то детали проглядывают, например, мы читаем в рассказе:


«Знаете, чего бы мне хотелось? Мне хотелось бы пойти на площадь, потолкаться среди деловых людей, побеседовать с теми, кто приходит туда по вечерам, чтобы поговорить о делах на бирже. Но пока я так одет, пока я бедняк, они не станут со мной разговаривать. Ничего, Мартинес, зато у нас троих есть дружба. А дружба бедняков — это что-нибудь да значит. Это настоящая дружба…»


А один из героев фильма «Шик» осуществляет эту фантазию дословно: надев дорогой костюм, втирается в круг деловых людей. Но вот с дружбой у них как-то похуже — больше похоже просто на молодёжную компанию, состоящую из случайно подобравшихся подростков. Почему-то они не помогают друг другу в непростых ситуациях, а когда один начинает задавать лишние вопросы — друг с силой бьёт его кулаком в лицо. Вот такая суровая мужская дружба.



Кадр из
фильма "Шик" по рассказу Рэя Брэдбери, 2002 год.

С моралью у героев фильма тоже дела обстоят похуже. Как ни хотелось бы видеть в их приключениях наивные детские шалости — однако их поступки не только уголовно наказуемы, но и по-человечески безобразны. Самой весёлой и безопасной шалостью (хотя и тоже являющейся преступлением) можно, пожалуй, назвать угон бочки с пивом. Остальное и вовсе не вызывает умиления: напали на беременную женщину, испортили автомобиль неприглянувшемуся (но ничего им злого не сделавшему) парню, разбили витрину магазина. Штырь бросается с ножом на собственного отца. Даже самый трепетный из них — Немой — выкрал чужое письмо из почтового ящика любимой девушки и даже не подумал вернуть, причём это было даже письмо не от соперника Немого, а от мамы, весточки от которой девушка давно ждёт. В общем, поступки неприятные для зрителя фильма и опасные в реальной жизни — например, судьба той же беременной осталась невыясненной. И страшно, что всё это совершают не заматерелые бандиты, а 15-летние подростки (в одном разговоре упоминается, что до армии им осталось три года), причём совершенно не задумываясь. И совершенно не рефлексируя после содеянного. Впрочем, удивляться не приходится, стоит только взглянуть на старшее поколение в их семьях: у одного отец — тряпка, а мачеха ведёт себя непристойно со всеми мужчинами подряд, даже с собственным пасынком; у другого отец сбежал, а мать продаёт пирожки под открытым небом вместо того, чтоб играть на арфе; у третьего вообще в наличии одна бабушка.



Кадр из
фильма "Шик" по рассказу Рэя Брэдбери, 2002 год.

Герои рассказа Брэдбери действительно только невинно веселятся и нигде ни на чуточку не преступают закон — хотя хозяин магазина и пугается, увидев ввалившихся к нему шестерых не совсем чистых мексиканцев, но в конце концов оказывается, что они собираются честно купить костюм, просто один на всех. И тут выявляется ещё одно различие: нищие герои Брэдбери скинулись деньгами, найденными в карманах, и наскребли на костюм — то есть, он не был очень дорогим. «Ты когда-нибудь видел, чтобы один костюм стоимостью в пятьдесят девять долларов мог осчастливить сразу шестерых мужчин?» Но выглядел он волшебно!


«В центре комнаты на манекене висело фосфоресцирующее чудо, белое, сияющее видение с необыкновенно отутюженными лацканами, с потрясающе аккуратными стежками и безукоризненной петлицей. Белый отблеск костюма упал на лицо Мартинеса, и ему показалось, что он в церкви. Белый! Белый! Словно самое белое из всех белых ванильных мороженых, словно парное молоко, доставляемое молочником на рассвете. Белый, как одинокое зимнее облако в лунную ночь. От одного его вида в этой душной летней комнате дыхание людей застывало в воздухе. Даже закрыв глаза, Мартинес его видел. Он знал, какого цвета сны будут сниться ему в эту ночь.»


Это сочное описание — не единственное в рассказе, там ещё немало хвалебных слов, проносящихся в мыслях героев, восхищённых красотой костюма и заражающих читателя своими чувствами.



Кадр из
фильма "Шик" по рассказу Рэя Брэдбери, 2002 год.

В фильме всё наоборот. Костюм стоит неимоверно дорого — ребята признаются, что им в жизни не накопить на него честным трудом. При этом выглядит он довольно обычно: тёмный в мелкую светлую полоску. А ведь в кино можно было тоже применить необходимые средства выражения, чтобы передать зрителю необычнайность этого наряда. Потому что просто строгий костюм такой расцветки можно было найти и дешевле, а покупка костюма ради бирки обессмыслена тем фактом, что компания «Gucci» отказалась от предложения создателей фильма нацепить их ярлык на судьбоносный костюмчик. Думается, тут «Gucci» разбираются, что к чему. Кроме того, если у Брэдбери совладельцы костюма специально подбирались по комплекции, то не на всех героях фильма дорогая одежда сидит одинаково идеально. Да и среди джинсов и другой нормальной молодёжной одежды — смотрится скорее нелепо и неуместно, чем восхитительно.



Кадр из
фильма "Шик" по рассказу Рэя Брэдбери, 2002 год.

Возвращаясь к вопросам морали. Чудесный костюм у Брэдбери чудесен ещё и тем, что оказывает положительное влияние на своих новых владельцев, диктуя свои условия. Костюм легко запачкать — и друзья хорошенько моются, отказываются от курения и пьянства, шикарный внешний вид облагораживает их и изнутри. Друзьям приходится научиться экономить, стать менее эгоистичными и более серьёзными.


«И мне сразу же расхотелось встречаться одновременно с шестью, с восемью женщинами. Должна быть одна, подумал я, одна! И кто знает, что я скажу ей, этой одной. „Будь моей“. Или: „Выходи за меня замуж“. Caramba! Этот костюм опасен. Но мне плевать на это. Я живу, я живу!»


Костюм действительно переворачивает для героев весь мир. Тогда как в фильме он скорее оказался ненужным: никому не помог, разве что временно сделал героев более решительными, но ни к чему хорошему это не привело. В финале костюм надет на бомжа — городского сумасшедшего. (Единственного, кому трое друзей сделали реальное добро: в самом начале фильма спасли его от издевательств других молодых людей.) Но и бомжу он вряд ли чем-то поможет: одежда — это просто одежда. Такой грустный вывод можно сделать из фильма «Шик». Он очень далёк от светлой сказки Рэя Брэдбери, но зато реалистичный, драматичный и неоднозначный — и разными зрителями может восприниматься совершенно по-разному.