Интервью Маттео Персивале (Corriere della Sera), 5 января 2004

 

Версия для печати


Рэй Бредбери: «Китай бросит нам вызов, но человека пошлем туда мы»

В 1946 году, обращаясь к своей Мэгги с просьбой выйти за него замуж, молодой писатель «с 8 долларами на банковском счету» сказал: «Я хочу полететь на Марс. Ты полетишь со мной?»

Сегодня, спустя 58 лет, произведения Рэя Бредбери разошлись 15 миллионами экземпляров, прекрасной Мэгги уже нет (она умерла несколько месяцев назад), но автор «Марсианских хроник» и «451 градуса по Фаренгейту» по-прежнему мечтает побывать на Красной планете. Несмотря на свои 83 года.

Но некогда застенчивый молодой человек, мечтавший о далеких планетах, сегодня не в лучшей физической форме: три года назад он перенес инсульт, у него плохо работает правая рука, поэтому ему пришлось оставить свою старую пишущую машинку. По словам дочери Александры, он всегда был против компьютеров. Голова у него такая же ясная, как прежде, и писатель продолжает мечтать о космосе.



«В субботу вечером ребята из NASA пригласили меня наблюдать за посадкой в реальном времени», — рассказал корреспонденту Corriere della Sera взволнованный писатель.


Вы, в определенном смысле, побывали на Марсе одним из первых: «Марсианские хроники» вышли в свет в 1953 году. Фотографии, присланные с поверхности планеты, оказались такими, как вы и ожидали?

Нет. Они еще более прекрасны. Совершенно необычное впечатление. Я надеюсь, что многие люди во всем мире разделяют мой энтузиазм. Хватит уже разведывательных зондов: на Марс пора направлять людей.


По вашему мнению, как скоро мы сможем увидеть человека на Марсе?

Через 25-30 лет, не позднее. Со мной согласны специалисты, с которыми я беседовал. Все зависит от желания. Хотят в Вашингтоне организовать такую экспедицию или нет?

После 11 сентября и трагедии с челноком NASA оказалось в сложном положении, деньги направляются на борьбу с терроризмом.

Да, но сумма, необходимая для отправки человека на Марс, просто смешная, если сравнивать ее с бюджетом Пентагона. Мы, американцы, тратим на оборону 400 миллиардов долларов в год. Предположим, что их всего 365, как дней в году: по моему мнению, достаточно взять у Пентагона один миллиард, соответствующий одному дню, и передать его NASA. Через 25 лет, гарантированно, мы будем на Марсе. Но там мы, американцы, не окажемся в одиночестве.


Неужели?

Там будут китайцы, они хотят добраться туда первыми, и мы будем соревноваться с ними, как соревновались с русскими в период полетов на Луну. На данном этапе было бы разумно сотрудничать с Пекином и международным сообществом: и мы все вместе отправимся на Марс. Марс — это будущее. Это антидот войне. Вы, итальянец, прекрасно понимаете, что мы, американцы, находимся здесь лишь потому, что ваш Колумб открыл этот континент. И так как уже кто-то другой открыл страну, где мы живем, все, что нам остается, — открывать другие земли. Марс — идеальное направление.


Несколько месяцев назад в Соединенных Штатах вышел сборник ваших самых лучших рассказов. Над чем вы сейчас работаете?

Я работаю над другим сборником неизданных рассказов. Название? Вам известно, что я обожаю кошек: книжка будет называться «Кошкина пижама». Она выйдет в июле.


Есть и другие проекты?

Очерк о космических путешествиях и очерк о городском планировании. К сожалению, мне трудно передвигаться. Я бы хотел вернуться в Париж и вновь побывать в Венеции. Когда мне любезно предложили слетать на «Мир», я был вынужден отказаться — это путешествие оказалось бы сплошной скукой. Кто захочет оказаться в замкнутом пространстве и крутиться вокруг Земли? Я хочу полететь на Марс. Сгораю от нетерпения.


Источник: InoPressa