«Вельд», Киностудия «Узбекфильм», 1987

 

Версия для печати


Снят в Советском Союзе, в 1987 году.

Режисcёр и сценарист: Назим Туляходжаев.
В ролях: Юрий Беляев, Нелли Пшенная, Георгий Гегечкори, Тамара Схиртладзе, Генрикас Кураускас, Валентинас Масальскис, Владас Багдонас, Дарюс Палекас, Сигуте Ларионовайте, Дарюс Цицинас, Гитис Падегимас, Кристина Андреяускайте.
Оператор-постановщик: Алоизас Янчорас.
Художник-постановщик: Сергей Алибеков.
Композитор: Феликс Янов-Яновский.


Кадр из
фильма "Вельд" по рассказам Рэя Брэдбери, 1987 год.

Сценарий фильма основан на рассказе «Вельд» со вплетением сюжетов нескольких других произведений («Дракон», «Корпорация „Марионетки“», «Пешеход», глава «Марсианин» из «Марсианских хроник» и эпизод смерти полковника Фрилея из «Вина из одуванчиков»). Интерпретированы эти сюжеты так, что на первый план выходит не заложенная в них психологичность, а прежде всего пугающие детали. Сцены поставлены с использованием классических приёмов фильмов ужасов. Вся атмосфера невероятно тосклива, депрессивна, безысходна. Если у Брэдбери «Вельд» прежде всего об отношениях родителей с детьми, а «Марсианин» о том, как желание чуда и любви сталкиваются с действительностью, то у Назима Туляходжаева — эти сюжеты о рождении жутковатых монстров, боли, людском отчуждении и беспощадности окружающего мира.


Кадр из
фильма "Вельд" по рассказам Рэя Брэдбери, 1987 год.

Несмотря на посредственный для своего времени уровень съёмок, фильм смотрится чудесно благодаря режиссуре: повествование плавное, динамика выдержана. Игра Юрия Беляева — на высоте. Фильм притягивает внимание до самого конца, а финал приносит с собой мощный эмоциональный всплеск. К финалу же режиссёр выносит на экран множество символов, требующих серьёзной трактовки.


Кадр из
фильма "Вельд" по рассказам Рэя Брэдбери, 1987 год.

Писатель-фантаст Михаил Емцев писал об этом фильме в журнале «Советский экран»: «Первое впечатление после просмотра, когда ещё действует магия цвета и звука, вполне благоприятное: старательная профессиональная кинолента, сделанная с большой любовью к фантастике. Хороши находки оператора и художника, и актёрский цех не подкачал, и режиссёр учтиво обошёлся с прославленным фантастом, разнообразно, множественно представил его творчество. Но вот эта множественность вскоре начинает мучить зрителя своей внутренней несогласованностью, случайным сочетанием фабул разных рассказов, нарочитой несказанностью. В фильме пропасть многозначительных умолчаний и нерасшифрованных символов.



Работая по мотивам одновременно нескольких произведений одного автора, режиссёр становится вольным толкователем его творчества. Создаётся впечатление, что талантливый режиссёр поставил себе целью с максимальной полнотой представить зрителю многогранный поэтический мир Рэя Брэдбери, ибо всё показанное фильмом рассеяно так или иначе в разных работах писателя. Оставляя за режиссёром право собственного толкования творчества писателя, мы не можем с ним до конца согласиться. Мир прозы Рэя Брэдбери понятен и открыт человеку, он светел, ясен и доступен, как сказка, как притча.



Кадр из
фильма "Вельд" по рассказам Рэя Брэдбери, 1987 год.

Стержневым сюжетом «Вельда» стал одноимённый рассказ Брэдбери, воспроизведённый с большой точностью. Пафос написанного десятилетия назад рассказа — в резком протесте против развращения детских душ средствами массовой телеинформации. В своё время миллионы читателей были потрясены его провидческой смелостью, глубиной, высокой нравственной убеждённостью автора. За минувшие годы от века не стареющая проблема отцов и детей осложнилась во многих странах мира новыми болезненными, порой уродливыми эксцессами». Михаил Емцев сожалеет, что режиссёр не привнёс в актуальную проблему современных мотивов, но ценит бережное обращение с литературным первоисточником.



Кадр из
фильма "Вельд" по рассказам Рэя Брэдбери, 1987 год.