Тет-а-тет. Рассказ Рэя Брэдбери
Переводчик: Ю. Мачкасов

 

На этой странице полный текст рассказа «Тет-а-тет». Рэй Брэдбери.RU содержит самый полный и тщательно отсортированный каталог повестей и рассказов писателя.

Версия для печати

Простой текст

На английском языке:

Tête-à-Tête

Другой перевод:

Тет-а-тет (Александр Чех)

Рассказ вошёл в сборники:

Купить сборник с этим рассказом:

«На посошок» в магазине «Ozon»





« Все рассказы Рэя Брэдбери

« На посошок


Tête-à-Tête

2002

Мы шли по деревянному настилу вдоль берега в Оушн Парк однажды летним вечером, взявшись под руки, я и мой друг Сид, и заметили на одной из скамеек знакомое зрелище - прямо перед нами, неподалёку от разбивающихся волн прибоя.

- Смотри, - сказал я, - и слушай.

И мы стали смотреть и слушать.

Пожилая еврейская пара - ему я бы дал лет семьдесят, ей, пожалуй, шестьдесят пять. Одновременно движутся губы, одновременно машут руки, говорят оба, не слушает ни один.

- Я же тебе сколько раз говорил, - сказал он.

- И что ты говорил? Ничего ты не говорил, - сказала она.

- Всё я тебе говорил, - сказал он, - я тебе всегда что-нибудь да говорю. И очень даже важное, если ты хоть раз позаботишься...

- Вы послушайте его! Очень важное! - сказала она и закатила глаза. - Ну, давай, я записываю.

- Да хотя бы свадьба...

- Он всё ещё про свадьбу!

- Почему нет? Сколько возни, сколько убытков:

- Это кто же возился?

- Я тебе могу показать...

- Показать, ещё чего. Вот, я заткнула уши!

Et cetera, et cetera.

- Был бы у меня магнитофон, - сказал я.

- Кому он нужен, - ответил Сид. - Я и сам могу повторить всё, что мы слышали. Среди ночи меня разбуди, и я повторю.

Мы прошли дальше.

- Они на этой самой скамейке сидят каждый вечер, много лет уже!

- Охотно верю, - сказал Сид. - Обхохочешься просто.

- Тебе это не кажется грустным?

- Грустным? Очнись! Это же готовая водевильная парочка. Я им в два дня ангажемент устрою.

- Хотя бы немного грустным?

- Да брось ты. Они же, небось, женаты лет пятьдесят. Говорильня началась ещё до свадьбы, а после медового месяца уже не прекращалась.

- Но они же не слушают!

- Ну и что? Зато по очереди. Сначала его очередь не слушать, потом её. А если бы кто-нибудь из них прислушался, вся механика остановилась бы. Фрейду бы с ними тяжко пришлось.

- Почему?

- У них всё вывешено наружу. Не о чем беспокоиться, нечего обсуждать. Небось, залезают в постель, не переставая ругаться, и через две минуты засыпают со счастливыми улыбками.

- Ты что, в самом деле так думаешь?

- У меня точно такие были дядя с тётей. Приличный набор оскорблений обеспечивает долгую жизнь.

- И как долго они прожили?

- Тётя Фанни и дядя Эса? Восемьдесят и восемьдесят девять.

- Вот это да.

- Ну, на такой-то диете - из одних слов, даже скорее ругани: Еврейский бадминтон - он подаёт, она отбивает, потом она подаёт и он отбивает, никто не выиграл, но никто же, чёрт возьми, и не проиграл.

- Никогда об этом не думал - так.

- Подумай, - сказал Сид. - А сейчас давай-ка - пора ещё по одной.

Мы повернулись и пошли обратно, сквозь прекрасный летний вечер.

- И ещё одна вещь! - говорил старик.

- И ещё сто вещей!

- И кто считает? - говорил он.

- Ну, гляди. Где я положила свой список?

- Список, шмисок, кому какое дело?

- Мне. Тебе нет дела, мне есть. Помолчи!

- Нет, ты дай мне закончить!

- Никогда он не закончит, - заметил Сид, и мы прошли мимо, и великий спор ушёл за корму и затих.


На третью ночь Сид позвонил и сказал:

- Добыл я магнитофон.

- В смысле?

- Ты писатель, и я писатель. Пошли, нароем словесной руды.

- Что-то я не очень, - сказал я.

- Встать, - сказал Сид.

Мы пошли гулять. Снова был чудесный, мягкий калифорнийский вечер - из тех, о которых мы не рассказываем родственникам с восточного побережья, опасаясь, что они могут поверить.

- Не стану слушать, - сказал он.

- Заткнись и слушай, - сказала она.

- Можешь мне не говорить, - сказал я, не открывая глаз. - Так и продолжают. Та самая пара. Тот самый разговор. Воланчик всё время в воздухе над сеткой. А на площадке никого нет. Ты и вправду собираешься использовать свой магнитофон?

- Ну, раз уж его изобрели, надо использовать.

Я услышал, как небольшая, в ладонь, переносная машинка щёлкнула, когда мы медленно поравнялись с ними.

- Как его там? А, да. Исаак.

- И вовсе нет.

- Точно, Исаак.

- Арон!

- Да нет же, не тот Арон, который старший брат.

- Младший!

- И кто рассказывает?

- Ты. И очень плохо.

- Снова оскорбления.

- Снова правда, которую ты никогда не умела слушать.

- Шрамы у меня от твоей правды.

- Я бы не отказался сейчас от сосиски, - сказал Сид, и мы проплыли мимо, с их голосами внутри нашей маленькой коробочки.


* * *

А потом - это случилось. Раз-два-три, вот и всё.

Совершенно неожиданно скамейка пустовала два вечера подряд.

На третий вечер я остановился у лотка небольшой кошерной кулинарии и начал говорить, кивая на скамейку. А, ну, конечно, сказали мне. Роза и Эл. Эл и Роза. Штейн у них фамилия, да, точно, сказали мне. Эл и Роза Штейн, как же, столько лет, каждый вечер, ни разу не пропустили. Жалко, Эла нам будет не хватать. Всё уже. Умер во вторник. Скамейка так пусто теперь выглядит, да, но что ж теперь делать.

Я сделал, что мог, тронутый зародившейся во мне печалью по двум людям, которых я никогда не знал и в то же время знал. В крохотной синагоге я узнал название ещё более крохотного кладбища, и решил заглянуть туда однажды к вечеру - по причинам, которые мне самому виделись неясными и запутанными. Я ощущал себя как давнишний, двенадцатилетний гой, заглядывающий в двери синагоги в центре Лос-Анджелеса. Мне было тогда любопытно - что чувствуют участники всего этого, с пением, и танцами, и мужчинами в шляпах:

На кладбище я нашёл ровно то, что и ожидал найти. Старая женщина сидела у могильного камня с его именем. И говорила, говорила, говорила, касалась камня, разговаривала с камнем.

А он?

Конечно. Как же иначе. Он - не слушал.

Я подождал, услышал, прикрыл глаза и отошёл.

Солнце уже зашло, и к ночи натягивало туман, когда я проходил мимо скамейки. Она всё ещё пустовала, и от этого было ещё грустнее.

И что ж теперь делать?

Я позвонил Сиду.

- Слушай, насчёт этого твоего магнитофона, - сказал я. - И этих кассет.


В один из последних вечеров этого лета мы с Сидом, как обычно, прогуливались вдоль настила, уставленного кошерными лавками, проходили мимо заведений с отменными творожными тортами и копчёным мясом, кое-что из этого даже купили, и вышли к океану, где стояли скамейки - пара десятков скамеек. Нам было хорошо, мы разговаривали, и вдруг Сид произнёс:

- Знаешь, мне всегда было интересно:

- Да что там может быть интересного, - сказал я, заметив, что он смотрит на скамейку, стоявшую пустой уже почти неделю.

- Смотри, - сказал Сид и дотронулся до моей руки. - Помнишь, та старая женщина?

- Да?

- Она снова здесь! Я-то думал, она заболела, или что-нибудь такое, а она тут как тут.

- Я знаю, - улыбнулся я.

- С каких пор? На той же скамейке. И болтает, как заведённая.

- Да, - сказал я, и мы подошли ещё чуть ближе.

- Но ведь, - сказал Сид очень-очень тихо, - там же никого нет. Она говорит сама с собой.

- Почти, - сказал я. Мы подошли совсем близко. - Слушай.

- Опять от тебя одни дерзости. Одни споры, мне это надо? - говорила старая женщина, и наклонялась вперёд, к пустой половине скамьи, глаза горят, лицо перекошено, губы в постоянном движении. - Мне это надо, эти споры? У меня их и так есть. Слушай меня!

И вслед за этим - поразительное дело - пришёл ответ.

- Слушай, она мне говорит! - выкрикнул голос. - К чему, с чего?

- Голос! - воскликнул Сид.

Потом он зашептал:

- Это его голос. Но он же умер!

- Да, - сказал я.

- И ещё одна вещь, - сказала старая женщина. - Тебе следить надо, что ты ешь. А то смотри, как-нибудь!

- Тебе легко говорить! - парировал голос старика.

- Ну и скажи!

Раздался мягкий щелчок. Глаза Сида скользнули вниз. Он видел то же самое, что видел сейчас я - ладонь старой женщины, сжимавшую небольшой карманный магнитофон, который я взял у него на время.

- И ещё одна вещь, - сказала она, живущая.

Щёлк.

- За что мне такое? - воскликнул он, умерший.

Щёлк.

- У меня список уже вот досюда! - закричала она, живущая.

Сид обернулся ко мне.

- Ты? - сказал он.

- Я, - сказал я.

- Как? - сказал он.

- У меня были все твои кассеты, которые мы записывали тогда, вечерами, - сказал я. - Я из них вырезал то, как он говорит, а потом вклеил куски чистой плёнки, чтобы она могла на него кричать в промежутках. Кое-где он кричит, не дожидаясь ответа. Но если она захочет, можно тогда его - щёлк! - выключить, покричать, а потом включить его обратно.

- Как ты узнал?..

- Я увидел её на кладбище, - сказал я. - Это было невыносимо. Как она говорит с этим безжизненным куском мрамора, и никто не отвечает. Я переписал все твои кассеты, все скандалы и крики, и зашёл однажды ближе к вечеру на кладбище, и она в самом деле была там, снова сидела там, и сидела бы всегда, и в конце концов так и умерла бы прямо там от голода. Никто не отвечал. Но кто-то должен отвечать, обязательно, даже если ты не слушаешь, или думаешь, что не слушаешь, и я просто подошёл к могиле, включил магнитофон, протянул его ей, а она так и сидела у этого камня, дождался, пока он закричит, и ушёл. Не обернулся. Не стал ждать, закричит ли она в ответ. Она и он, он и она, высокий голос и низкий, низкий и высокий: Я просто ушёл. А вчера вечером она снова сидела здесь, на скамейке. Ела творожный торт. Знаешь, мне кажется, она выживет. Правда, чудесно?

Сид прислушался. Старик снова жаловался:

- За что мне такое? Кто бы мне сказал! Ну, я жду. Ну?

- Поглядите, какой умный нашёлся, - воскликнула женщина.

Мы с Сидом медленно удалились в прекрасный летний вечер. Её высокий голос, и его - низкий - остались позади.

Сид взял меня под руку.

- Хоть ты и гой, - сказал он, - из тебя вышел неплохой еврей. Чем могу?

- Как насчёт бутерброда с копчёным мясом? - сказал я.


Новые рассказы. Фантастика для вас

Читать отзывы (33)

Написать отзыв


Имя

Комментарий (*)


Подписаться на отзывы


Е-mail


Поставьте сссылку на этот рассказ: http://raybradbury.ru/library/story/2/14/1/